Шесть лет назад я зарабатывал только на еду и такси

- И долго вы пробыли в танковой роте?

- Около трех месяцев. Затем я случайно узнал, что в каком-то военном оркестре начищают трубы. Я подумал, что лучше буду иметь дело с музыкальными инструментами, чем каждую ночь возводить палатки для генералов. И я решил, во что бы то ни стало, войти в состав этого ансамбля. Два месяца я потратил на то, чтобы научиться играть на тенере (тренировался я в туалете), в итоге меня взяли. Вы не поверите, но на протяжении всей службы мне ни разу не удалось попасть в ноты, впрочем, как и другим участникам (смеется). Они часто были навеселе и в этом состоянии пытались изображать музыкантов, это было очень забавно. Зато с чувством ритма у меня всегда было в порядке, так что в целом получалось вполне сносно.

- Окончив театральное училище, вы пять лет проработали на сцене воронежского театра. Потом вдруг все бросаете и срываетесь в Москву. Чем вам не угодил Воронеж?

- Я понимаю, почему некоторые актеры бросают свои провинциальные города и стремятся в столицу, но я не могу понять тех, кто остается. Люди определенных профессий могут добиться успеха только в некоторых городах. Так российские актеры могут сделать хорошую карьеру лишь в Москве, а на Западе артисты должны бороться за Голливуд. Мое решение не было осознанным, скорее, спонтанным. В один прекрасный день я вдруг внезапно осознал, что пришло время что-то изменить в своей жизни, и чем скорей я это сделаю, тем у меня больше шансов на успех. Понимание всего этого ко мне пришло в 30 лет.

- Вы были уверены, что у вас все получится?

- Я ни в чем не был уверен, я двигался интуитивно, почти вслепую. Для начала я хотел попробовать пожить другой жизнью, отправиться в другое место и посмотреть, что из этого выйдет. Мне хотелось узнать что-то новое, познакомиться с интересными людьми, чему-то научиться, испытать новые ощущения.

- Кстати, Сергей, знаете ли вы, что каждый толкует ваш переезд по-своему? Например, кто-то уверен, что обосноваться в столице вам помогла режиссер Нина Чусова, а кто-то думает, что актер Евгений Миронов постарался. Всем не терпится услышать вашу версию.

- Обе версии ошибочны. Когда я приехал в Москву, Чусова сама сидела без работы и не имела своей квартиры (жила на съемной). В то время она с горем пополам заканчивала институт. Нет, мне никто не помогал, я полностью был предоставлен самому себе. Первое время в этом перспективном городе выдалось для меня непростым – я питался гречневой кашей, ночевал, где придется и зарабатывал на жизнь извозом.

- И все это время о вашем существовании не знал не один театр Москвы, ни один режиссер?

- В центральные театры я боялся показаться, так как полагал, что там работают одни лишь гении и мне там не место.

- Однако театр Колягина не внушал вам такого благоговения, раз вы решились пойти туда?

- Я пошел, потому что узнал, что в его театр требуется мужской состав. Пришел, увидел, победил, как говорится в поговорке. Я познакомился с ним, и он сказал, что моя кандидатура подходит. Примерно через неделю мне позвонили и предложили роль в спектакле.

- Выходит, сначала вы пробовали свои силы в московских театрах, а потом решили податься в киноискусство? Не жалеете, что ушли со сцены?

- Я выступал на сцене до 30 лет, теперь пришло время открывать для себя новые горизонты. Когда попробовал себя в кинематографе, понял, что это мое.

- Вы покинули театр в 2001-м году, став обладателем театральной премии «Чайка» в номинации «Роковой мужчина». Вы действительно такой?

- Не думаю.

- А вашу супругу можно назвать роковой женщиной?

- Тоже вряд ли. Вика меня уже успела изучить, ведь мы с ней вместе уже 16 лет. Мы с ней познакомились на вступительных экзаменах в Воронежский театральный институт.

- А чем она сейчас занимается?

- Одно время снималась в сериалах, сейчас репетирует роль для пьесы. Я пока не могу себе позволить привести мою жену к режиссеру и потребовать, что бы ей дали роль. Да и вообще я против такого подхода.

- Вика, подобно вашим родителям, не колебалась, когда вы ей предложили переместиться к вам, в столицу?

- Они с дочерью переехали ко мне не сразу, а примерно года два назад. Когда я уехал из Воронежа, Маша была еще совсем маленькой, и мы с женой подумали, что будет лучше, если я пока поеду один. Ведь никто не был уверен в правильности моего выбора. Мы с Викой все время поддерживали связь, встречались несколько раз в месяц – иногда я к ней приезжал, иногда она ко мне.

- Вы воспитываете свою дочь в строгости?

- Напротив, я очень лояльный и добродушный отец, постоянно балую Машку. Строгим быть не получается, да в этом и нет необходимости – мы понимаем друг друга с полуслова.

- В этом году Маша пошла первый раз в первый класс. Вы были с ней в этот волнительный день, поддержали ее?

- Я побросал все свои дела, чтобы разделить с дочерью все тревоги и радости этого дня. В жизни каждого ребенка первый поход в школу – это знаменательное событие, и в этот момент оба родителя должны быть рядом с ним, переживать все это вместе.

- А на родительских собраниях вы присутствуете?

- Я намеренно их не посещаю. Я все равно не собираюсь наказывать Машу за двойки, ведь первые неудачи дают нам возможность чему-то научиться, кроме того без них невозможно было бы испытать столь окрыляющую радость от первых успехов. Все познается в сравнении.

- Говорят, вы без ума от мотоциклов и автомобилей, у вас они постоянно меняются. Какая машина сейчас стоит в вашем гараже?

- «Хонда Сивик». Должен заметить, я уже так не схожу с ума по железным коням, переболел.

- Это означает, что вашего сегодняшнего железного друга вы не собираетесь менять в скором времени?

- Еще как собираюсь. Сейчас просто нет денег – все средства ушли на ремонт квартиры. Когда появится возможность, куплю себе «Рейндж Ровер» или что-то подобное. От мотоциклов тоже пришлось избавиться из-за квартиры. Но весной я надеюсь снова оказаться в седле. Я, подобно многим мужчинам, не могу упустить случай опробовать новую машину, почувствовать ее двигатель, насладиться новыми возможностями. С теми, кому это развлечение не по душе, мне не по пути – по-разному устроена психика.