Сергей Астахов сыграл ссыльнопоселенца в фильме Юрия Кары

- Первую ракету строили на собственные средства, а потом к месту запуска Королев вез всех на трамвае, заплатив за билет 15 копеек.

- Вся их жизнь – это воплощение абсурда и реальности, безумных амбиций и искреннего желания сделать мир лучше. Там один молодой человек раскладывал фекалии… Изучали, как продукты жизнедеятельности поведут себя в космосе. А какая-то женщина их обзывала говноедами.

- Нам известно, что в создании проекта принимали участие люди, чья жизнь напрямую связана с космосом, а так же РКК «Энергия». Вы участвовали в кастинге наравне с другими?

- На кастинг приходило множество актеров, среди которых есть очень известные фамилии. Я до последнего не верил, что попаду в проект. Был еще один очень тревожный для меня разговор между продюсером и Георгием Гречко. Пока Юрий Кара распинался за меня перед ним, я сидел рядом и слушал, затаив дыхание – решалась моя судьба. В конце концов, Кара повесил трубку и сказал: «Все в порядке. Идем сниматься». И мы отправились на «Мосфильм» репетировать самую сложную финальную сцену.

- Почему вы так горели желанием сняться в этой картине? Вас привлекал ваш герой или сценарий?

- Я тогда еще не читал сценарий. Просто мне было очень интересно побывать в шкуре гения, самому построить эти ракеты, жить его мечтой о звездах, о недосягаемом космическом мире.

- Какая из сцен вам больше всего запомнилась?

- Эпизод, в котором Королев с жаром убеждал всех бросить свои земные дела и лететь к звездам. В нем было что-то такое, что заставляло окружающих его людей слушать его, следовать за ним, несмотря на весь абсурд его идей. Самым простым делом было сыграть фанатика, выжившего из ума ученого, но самым сложным оказалось показать человека увлеченного и мудрого в своем безумии. Он не был сумасшедшим, он просто свято верил в свои убеждения.

- Королев был не просто ученым, он был сильной личностью и жил в непростое время.

- Он был цельной личностью, но с другой стороны его обуревали сомнения, он весь был во власти своих комплексов и страхов. Мы так и не знаем до конца, что он был за человек. Но факт в том, что он открыл для нас двери в космос, значительно приблизив нас к идее жить на марсе.

- Вы смотрели фильм «Укрощения огня» с Кириллом Лавровым в главной роли?

- Конечно, смотрел, и не один раз. Мне было интересно посмотреть картину, в которой должен был играть я сам, но в другом варианте. Я старался подмечать недостатки игры актера, чтобы самому сыграть лучше. Это все равно, что учиться на чужих ошибках. Однако эти два фильма нельзя сравнивать – Лавров играет 50-ти летнего Королева, моему же ученому всего лет тридцать. По сути это два разных человека и две разных истории.

- В той, другой картине (Башкирцев) не было прошлого, связанного с репрессиями Сергея Павловича.

- По правде сказать, мне не очень нравится то, что в нашем фильме уделяется столько внимания гонениям Королева. Мне не хватало поэзии неба. Как будто не хватает второй серии, где бы великий ученый уже был в совершенно других жизненных обстоятельствах.

- Королева неоднократно подвергали пыткам, ссылали в лагеря, однажды он чуть не погиб в тюрьме. Любой бы на его месте ожесточился, превратился бы в угрюмого и злобного человека. Что позволило ему сохранить романтику в душе и идти дальше?

- Ученого оберегали ангелы, иначе не скажешь. Есть люди приземленные, рожденные для того, чтобы ползать и глотать пыль, а есть стремящееся преодолеть земное притяжение, оторваться от своих корней и воспарить к звездам. Королев был как раз из таких. Он был избранным. Это и давало ему силы живым выйти из ада и продолжить свое восхождение. В нем слишком сильна была вера в мечту, и он жил надеждой когда-нибудь ее воплотить.

- Да, его согревала надежда когда-нибудь осуществить свой дерзкий план. Он рассказывал, как по пути в Магадан едва не умер от голода, но ему посчастливилось найти оставленную кем-то хлебную булку. Еще как произошла задержка формирования этапа, из-за которой он опоздал на пароход «Индигирка». Потом, когда этот переход начал терпеть бедствие, начальник конвоя не позволил выпустить заключенных из трюмов и обрек людей на верную смерть. Но Королев обо всем этом не знал и плакал на берегу, провожая взглядом уплывающий пароход.

- На самом деле все было немного иначе – ученому просто не хватило места на корабле. Не было этой трогательной сцены на берегу, все было намного прозаичнее. Когда речь идет о великой личности, нет необходимости форсировать эмоции, нарочито вызывать слезу у зрителя. Он дал ускорения некоторым событиям в мире ученых, но он был не более чем просто человеком. Человеком, который поверил в возможность полета, и все делал для осуществления своей идеи.

- Кстати, Королев был вашим коллегой в некотором роде – однажды он снялся в кино. Это было под Киевом, картина называлась «Трипольская трагедия», повествующая о подвигах героев-комсомольцев времен Гражданской войны.

- Теперь меня тоже можно считать его коллегой в каком-то смысле. Ведь теперь я тоже возводил ракеты!

На правах рекламы:

• Смотри здесь гостиничные чеки с подтверждением.